Ви знаходитесь: Головна Актульне інтерв'ю Актульне інтерв'ю Миссионер Александр Руденко: «В Северодонецке церковь растет, мы с братьями ездим в буферную зону»
П'ятниця, 16 січня 2015, 14:28

Миссионер Александр Руденко: «В Северодонецке церковь растет, мы с братьями ездим в буферную зону»

Автор  Ирина
Оценить
(2 голоса)

1021_gol

    Еще в сентябре 2014 году  власти перенесли областной центр из оккупированного Луганска в город Северодонецк. В этом крупном промышленном центре Церковь христиан веры евангельской насчитывает не многим более сорока членов. Однако на богослужениях людей всегда значительно больше. Церковь активно трудится с переселенцами из зоны АТО и малообеспеченными жителями города.  Рассказать о жизни в городе и духовном климате на Востоке мы попросили миссионера  миссии «Голос надежды», дьякона Александра Руденко.

     - Александр, как ты стал миссионером? Расскажи о церкви, в которой служишь.

     - Восемь лет назад я вернулся в родной Северодонецк после реабилитации, которую проходил в Киеве в «Церкви на Карьерной». Здесь начал служить в ребцентре в поселке Щедрищево. Через год пригласили миссионером в миссию «Голос надежды». Жизнь моя полностью изменилась, женился – Бог послал мне замечательную жену Ирину, сейчас у нас уже четверо детей.

     Церковь в Северодонецке, где я служу дьяконом, небольшая. Милостью Божьей несколько лет назад мы купили здание под Дом молитвы, там и ребцентр собираемся открыть. Здание большое, бывший Дворец пионеров (1800 кв. м), но старое и частично разрушенное. Сейчас потихоньку ремонтируем. Недавно сделали отопление, с середины января планируем поселить там две семьи беженцев: одна – с тремя детьми, вторая – с четырьмя. Также есть одинокие люди, которые нуждаются в крыше над головой в зимнее время.

     - Ваш город некоторое время был оккупирован сепаратистами ЛНР. Помнишь, как все начиналось?

     - Это было в мае, мы ехали на областную братскую встречу в Луганск (как потом выяснилось, последнюю). Уже везде были блокпосты под различными флагами, стояли вооруженные люди, контролирующие передвижение. В то время многие верующие уже выехали из Луганской области, а некоторые миссионерские церкви полностью переехали на запад. Но, конечно, есть и те, кто остался, кому-то некуда было ехать, кто-то не мог по состоянию здоровья или возраста. В июле, кода силы АТО освободили Северодонецк, Кременную, Рубежное, Лисичанск и другие города, верующие начали понемногу возвращаться.

     - Как отреагировала церковь на начало этих бед?

     - Вначале, когда жители Лисичанска начали убегать к нам, очень хорошо отреагировала не только церковь, но и весь город. Люди стали помогать переселенцам, чем могли: поселяли, приносили продукты, одежду. Мы предложили переселенцам дом в Чабановке (там на протяжении 8 лет был ребцентр, который весной мы временно закрыли в связи с военными действиями).

     Сейчас совместно с братьями со Славянска, Кременной и Лисичанска мы возим продукты в буферную зону - Станицу Луганскую, Счастье, Трехизбенку, Попасную, Золотое. На рождественские праздники пригласили в нашу церковь мам с детьми из переселенцев и провели для них утренник. Была подарки для детей и продукты для родителей, проповедовалось Божьего Слова.

     - Какую еще социальную работу вы проводите в городе?2021_6

     - Раздаем продукты социально незащищенным людям: прежде всего инвалидам, кормящим и матерям-одиночкам, одиноким людям. Сейчас на каждом воскресном служении каются минимум по три новых человека. Дети переселенцев начали посещать воскресную школу при церкви. Периодически проводим совместные акции с городскими соцслужбами, Красным Крестом. Просто выезжаем, чтобы напоить теплым чаем людей, стоящих в очереди за хлебом или оформляющих документы. При этом общаемся, стараемся рассказать им об Иисусе Христе.

     - Откуда к вам в церковь поступает гуманитарная помощь?

     - В основном привозят братья из Западной Украины – с Ровенской,  Волынской областей, также немало потрудился миссионер «Голоса надежды» с Черниговской области Николай Шеремет. Не раз приходили гуманитарные грузы с Карпиловки, Маневичей, Горохова и других городов и сел. Кроме того, мы сотрудничаем с Чешской международной организацией, которая активно работает в Славянске. Благодарим за материальную поддержку Центр взаимопомощи «Спасем Украину».

     - Меняется ли сознание неверующих людей благодаря тому, что делает сегодня церковь?

     - Конечно. Помню, как во время разгрузки одной из первых  машин (тогда привезли 20 тонн продуктов) молодой парень из переселенцев, который был, мягко говоря, нелестного мнения о «западенцах», пообщался с водителем с Ровенщины. Он был просто шокирован тем, что обычные люди с запада Украины собрали и прислали жителям Востока продукты и деньги. Не за что-то, а просто потому, что имеют сочувствие и хотят следовать заповедям Христа. Еще пример: мы раздавали помощь сиротам в 98-м лицее, которые на тот момент остались без пособий и без каких-либо средств к существованию. В благодарность ребята согласились помогать нам с ремонтом в Доме молитвы по субботам. Познакомились с нашей молодежью, вместе пели христианские песни. Это нас объединило и уже на день студентов мы имели возможность рассказать всем в лицее об Иисусе Христе. Кстати, уже получили от администрации приглашение на празднование международного женского дня. Также посещаем воинскую часть, где рассказываем солдатам об Иисусе, при возможности стараемся спеть, поддержать их добрым словом, оказать материальную помощь.

     - А среди евангельских христиан не было разделений на политической почве?

     - Я скажу за нашу церковь: были люди, которые поддерживали позицию России. Не только из-за пропаганды СМИ, но и потому что большую часть своей жизни общались с русскими, ездили на заработки в Россию. Знаю даже пару человек, которые на этой почве перестали посещать служение. Знаю семьи, в которых начали происходить серьезные ссоры, потому что жена за Россию, а муж за Украину.

     - Это было. А сейчас?

     - Сейчас люди меняют свое мнение. И в основном адекватно понимают происходящее. Есть, конечно, и неблагодарные, которые приходят в церковь за помощью и еще недовольны, что им дали не все, что они хотели.

2021_5     - Если говорить о духовном климате, как он поменялся после военных действий?

     - Когда только начали бомбить, все молились. Наши сестры на дачах вместе с соседями произносили молитву покаяния. Кто-то из местных жителей начал приходить на служения в Дом молитвы. Но когда Северодонецк освободили, пришло успокоение, и большинство из этих людей перестали ходить в церковь. Однако мы продолжаем служить среди переселенцев, которые приезжают из оккупированной зоны из-под обстрелов. Буквально недавно встретил женщину, которая, стоя в очереди за помощью, слушала нас со слезами на глазах, было видно, что она искала не просто  возможность вернуться домой, к прежней жизни, она искала внутреннее успокоение. Ей нужен был тот мир, который может дать только Иисус. И таких людей много.

     Сегодня на востоке Украины очень хорошая почва для того, чтобы сеять Слово Божье в жизнь людей, что мы и стараемся делать. Поэтому мы нуждаемся в вашей, дорогие братья и сестры, молитвенной поддержке.