Травень 12, 2014 0 134 Переглядів

Рассуждая о Теле Господнем

Продолжая размышления о Вечере Господней (см.начало), хочется обратить внимание на то, что Павел начинает речь об этом с довольно простых и банальных моментов. Он возмущен тем, КАК проходит вечеря.

“Так вот, хотя вы и собираетесь вместе, это нельзя назвать трапезой Господа. Каждый из вас налегает на собственную трапезу. И вот один уходит голодный, а другой сыт и напивается” (1 Кор. 11:20-34. РВ).

Очевидно, их встречи сильно отличались от того, как у нас проходит причастие, и Павел откровенно негодует на коринфян за беспорядок, неустройство и неуважение друг ко другу на их собраниях. Кто-то принес больше, наелся, оставив без внимания брата, не имеющего такого достатка. Даже подводя итог, он призывает не к исповеди и не к воздержанию от причастия, а просто-напросто советует поесть дома и, приходя на собрание, дожидаться друг друга: “Так вот, братья мои, когда вы собираетесь вместе на Трапезу, дожидайтесь друг друга.  Если кто голоден, пусть поест дома”.

Но, вместе с тем, апостол видел в таких простых, казалось бы, проступках, опасность суда: “Не надо, чтобы ваши встречи становились вам судом” 

Почему? Разве все так серьезно? Мы же не воспринимает так строго подобную бестактность на простом ужине.

Павел в таких простых вещах видел большее, и обращает внимание на то, что за этим стоит – отсутствие любви и пренебрежение к Церкви.

“Или вы презираете Церковь Бога? Или хотите унизить неимущих?”

Он обращает внимание на то, КАК проходит их вечеря, обвиняя их в пренебрежении ближним, но тут же указывает на суть проблемы и предостерегает об осуждении, которому подвергает себя поступающий так.

“Итак, всякий, кто ест хлеб Господень и пьет из Его чаши неподобающим образом, виновен перед телом и кровью Господа”. 

Обратите внимание: Павел не призывает к благоговению перед атрибутами ужина и не рекомендует воздержаться от участия недостойным.

Благоговеть мы должны перед Господом, а не перед кусочком хлеба. Трепетно должны относиться к братьям, являя любовь и единство Тела Христова. Павел указывает на то, что неподобающим образом проведенный ужин делает нас виновными перед кровью и телом Христа, поскольку причина этого – отсутствие любви и почтения друг ко другу.

И, я верю, что здесь и содержится суть происходящего – это не просто ужин, чтобы поесть, – это вечеря Господня, это возвещение Его смерти, как причины нашего единства, нашей любви и новой жизни.

Эта совместная Вечеря – свидетельство, провозглашение и воспоминание того, благодаря чему и Кому мы вместе, благодаря чему мы любим друг друга и благодаря чему мы спасены. 

Вот почему недостаточно все провести по этикету, не проронив ни крошки и разделив всем поровну. Ведь если что-то из того, что мы провозглашаем участием в Вечере, не осуществляется в нашей жизни, мы свидетельствуем сами против себя, едим и пьем свой приговор. Суд не начинается с момента принятия хлеба, – это только провозглашение, свидетельство уже осуществляющегося суда в нашей жизни.

“Но пусть человек сам сначала испытает себя, а потом ест этот хлеб и пьет эту чашу, потому что тот, кто ест и пьет, не признавая Тела, ест и пьет свой приговор.
А если бы мы сначала сами испытывали себя, нас не осудил бы Бог. Но когда Господь так нас судит и наказывает, Он исправляет нас, чтобы не осудить вместе с остальным миром”. 

Так за что Господь нас судит и наказывает? Можно ли избежать суда, воздержавшись от участия в хлебопреломлении? Угодно ли Богу, когда мы больше благоговеем перед хлебом и вином, нежели перед самим Христом? Угодно ли Богу, когда мы больше боимся уронить крошку хлеба, нежели пренебречь братом или огорчить Святой Дух?

Если бы все было так банально. Но во Христе имеет значение одно: стал ли ты новым творением Божьим? (Гал. 6:15).

Попередня Искуплены от суетной жизни
Наступна Ефективно служити в час перемін навчалися вчителі недільних шкіл

Вам також може сподобатися

Роздуми

Християнство без Христа

     «Бути людиною, а потім християнином…» Саме такі гасла останнім часом стали популярними в деяких висловах служителів церкви і в християнських ЗМІ. Ідея цих назв в тім, що можна бути хорошими і порядними людьми самими по собі, тобто без Христа. Я розумію, що автори подібних лозунгів заперечать і скажуть, що я все перекрутив (переплутав), або не так зрозумів. Я також розумію добрі наміри авторів таких гасел, що вони хотіли сказати наступне: деякі християни хваляться своєю вірою, а залишаються далекими від чисто людської порядності, людяності, світської культури, етики. У такому випадку треба виходити не з етичних міркувань. Бо по суті, якщо так, то з духом Христовим у таких християн не все в порядку (Рим. 8:9). А до чого тут культура?

Роздуми

Бродить привид по Європі. Ще одного «ізму»

        Ті, кому випадає подорожувати по Європі бачать гарні дороги, економічний розквіт, верховенство права, сите, гарне життя – це зовнішнє, видиме, і, звичайно, хотілось би це бачити в Україні. Однак є речі невидимі, але реальні і дуже впливові – це моральна криза, що вразила Європу, котра піднімалась на християнських цінностях попередніх поколінь. Сьогодні вона деградує, з’явились нові цінності, нові «ізми», що свого часу принесли великі руїни в народи світу.

Роздуми

Время вспомнить о своем настоящем гражданском долге

     (Автор: Яна С. Из переписки с сестрой. Севастополь. 3.03.2014)

     …Ты спрашиваешь, есть ли у меня гражданская позиция…

     Да. есть. и она мне говорит, что враг безжалостен, беспринципен, жесток. Она будит во мне много чувств, и много мыслей… но я в них не нахожу чувств Христа…

     У меня есть гражданская позиция. я ведь не машина, лишенная чувств.

     Но что произойдет с моей верой, если я буду жить тем, что у меня есть? Ведь у меня много чего есть еще, кроме гражданской позиции, и кроме всего прочего. Желание жить, не потерять детей, мужа, дом… покой…

     Господь призвал нас на служение Ему, а как можно служить Ему, полагаясь на то, что у меня есть? Не живя верою? Гражданская позиция – это сильный и волевой господин, который требует служения себе верного и посвященного…

     Помнишь о двух господах: «одному будете угождать, а о другом нерадеть»?

     Если я буду угождать своей гражданской позиции, я буду нерадеть о Божьем.  Это закон.

     О, Господь…  Я хочу угождать лишь Ему. Поэтому я нерадею о гражданской позиции.  Это не мое желание, это моя жертва.

     Ты говоришь, гражданская позиция сблизит меня с народом…

     Но Господь никогда не ставил передо мной цели сближаться с народом. Цель иная – явить Христа. 

     Захочет ли сближения со мной кто-нибудь из моего народа, узнай он, что мы дали приют в своем доме кому-то из тех, кто мыслит иначе? Нет. Но если Господь так поведет, мы сделаем это. И меня учит этому не моя гражданская позиция.

     Любить врага. Благословлять проклинающих. Благотворить тем, кто гонит и презирает…

     Быть во всем этом искренним, нести мир по улицам войны. Мир. Не плакаты с призывом к миру, а МИР…

     У меня есть гражданская позиция. Просто у меня невидимое гражданство.  Его печать не в моем паспорте, но на моей жизни…

     Я чувствую, что пришло время Церкви Божьей проснуться и вспомнить о своем настоящем гражданском долге…

     О том, что мы ждем не смены политической системы, а конца мира и прихода нашего Господа Иисуса Христа. Гряди, Господь.

     Есть скорбь на сердце от того, что потери и слезы могут быть великими, есть постоянное желание умолять Бога о милости для народа и для церкви… но цена пробуждения известна только Господу…

     Церковь должна объединиться и ожить. О, скорей бы она проснулась, чтобы миновало народ бедствие!

     Молитесь об этом, я прошу вас очень.

     Наверное, сейчас это главное.

     Страшно. Но Господь учит жить верою. Не разговорами о вере,  а верой.

     «Ко мне иногда приходит страх, что муж не вернется домой…»

     «…пришло время учится жить верой… быть готовыми терять. Мужей, детей, дома, жизни… ради Христа…» это из вчерашней переписки с сестрой из церкви.

     Пускай Господь сделает нас способными исполнять волю Его!

     …Я понимаю, что ты думаешь, что твоя активная гражданская позиция может что-то изменить. Я понимаю это. И не осуждаю.

     Но мы понимаем по-другому. Мы не пытаемся изменить то, чему Бог положил быть ради Воли своей. Все что мы делаем в этом плане – молимся и взываем о милости, чтобы Он не наказывал в гневе… Это не бездеятельность и не пассивность. Мы не прячемся.

     Он дал нам сейчас силу возвещать Истину о том, что все, что происходит – от Него. Он навел угрозу, Он допустил, Он привел. Он видит слезы, но Он допустил их… Почему? Потому что люди отвергают слово Его, смеются Ему в лицо, верят в пустые вещи, живут как хотят и от воли Его бегут… и украинцы, и русские.

     И единственный способ остановить, повлиять на происходящее – покаяться и воззвать к Богу, искать лица Его, жаждать слова Его, принять волю Его и сделать это с такой искренностью на которую только способен человек…

     У нас мало времени, мы не можем отвлекаться.

     Есть ли что-то дороже жизни человеческой и мира в стране? Да, есть. Спасение людских душ. Пробуждение Церкви Божьей…

     Понимаешь, это все не духовные  рассуждения, это реальность, в которой мы живем.

     Ты говоришь, что самое страшное происходит, когда добрые люди перестают делать добро.

     Нет, самое страшное происходит, когда люди отвергают Бога и Бог изливает Свой гнев, а Церковь молчит, не в силах озвучить Истину… потому что занята другим…

Я тебя очень прошу, не обижайся на меня, но я не могу не говорить этого.  Я чувствую ответственность. Это не просто наш путь, я чувствую внутри, что это важно знать Церкви, где бы она ни была.

     Мы пойдем на арену боевых действий, но не для того. чтобы выразить свою гражданскую позицию. Не для того, чтобы сказать, что кто-то куда-то вторгся незаконно…

     О какой законности идет речь? Их БОГ СЮДА ПРИВЕЛ… При чем тут закон вообще? Бог не читает наших законов…

     Когда мы пойдем на арену, то для того, чтобы озвучить истину.

     Нам всем надо понять волю Божью и исполнить. Иначе все теряет смысл.