Червень 17, 2013 0 284 Переглядів

ЛЕБЕДИНА ПІСНЯ

        Дороги як долі – різні. З горами й долами, з несподіваними поворотами, з ямами й камінням, — все, як на дорозі, все як у житті.

       У ці дні довелося подорожувати саме по таких дорогах – на Буковині, а потім на Гуцульщині. Станівці, Привороки, Велика Буда – це румунські села на Буковині. Косів, Прокурава, Космач – це вже гуцульський край з неповторними краєвидами гір і долин, і людьми — долі яких, як гірські дороги.

       Хата подружжя Дмитра і Марії здалеку, ніби притулилася під церквою. Йому — 93, вона трішки молодша – не личить же жінку про вік запитувати. Обоє, разом з родинами витерпіли всі «принади» радянських концтаборів. У вигнанні знайшли і покохали одне одного. Зберегли любов і вірність і віру в Бога до глибокої старості. Сестра Марія розповідає:

       — «Мій батько Володимир відбував ув’язнення у таборах Казахстану. Одного разу група ув’язнених у великому сараї перебирала брудну, замерзлу овечу вовну. Нестерпний холод і неможливість хоча б на будь-чому присісти. Батькові вдалося знайти дерев’яний ящик, але тут він зауважив в’язня, який ледь тримався на ногах і запропонував йому «стілець». Той з вдячністю скористався пропозицією. Познайомилися — виявилося, що в’язень — Йосиф Сліпий, митрополит Української Греко-Католицької церкви…»

      «А моя мама — ділиться спогадами брат Дмитро — поверталася в Україну зовсім недужою. На руках ми внесли її у поїзд, на руках і виносили. Недовго прожила вона у рідному краї».

       Дідусь зітхає згадуючи про минуле, а потім продовжує: — «Нам би так ще хотілося у зібранні побути, ще хоч раз заспівати разом у церкві…»

     Тремтячими руками гортають пісенник, а потім тихо, але в тон, розпочинають пісню. Разом, дуетом, нахилившись одне до одного. Пісня вилітає за прочинені двері і вище й вище, до полонин, до гір, до небес…      

Попередня У Львові розпочато підготовку до Міжнародного конгресу ХВЄ
Наступна Християни Польщі проведуть на Волині служіння примирення

Вам також може сподобатися

Роздуми

Жити, щоб їсти, чи їсти, щоб жити?

«Уважайте ж на себе, щоб ваші серця не обтяжувалися ненажерством  (объядением – рос.) та п’янством, і життєвими клопотами, і щоб день той на вас не прийшов несподівано…» (Луки, 21:34). Саме ці слова сказав Ісус Христос, як суворе застереження Своїм учням, тобто нам, християнам. Усього три речі, і на першому місці – гріх черевоугодництва. Як зрозуміти: коли їжа – задоволення фізичної потреби чи вже стала ненажерством? Ми заспокоюємо себе тим, що не вживаємо алкоголь, а як з їжею? Їж стільки, скільки влізе? Та ж ні! Ми погоджуємося, що п’янство це гріх, але ж переїдання згідно цього переліку Христа також є гріхом і більше того – позначено Ісусом першим.

Роздуми

О ЧУВСТВЕ ДОЛГА

    Мое поколение воспитывалось советской идеологической школой в духе беззаветной преданности партии, любимой Родине, Советскому Союзу. Чувство долга возвышалось в ранг некоторого «религиозного чувства», как-то: священный долг – защита своей Родины от врага.

Роздуми

Время вспомнить о своем настоящем гражданском долге

     (Автор: Яна С. Из переписки с сестрой. Севастополь. 3.03.2014)

     …Ты спрашиваешь, есть ли у меня гражданская позиция…

     Да. есть. и она мне говорит, что враг безжалостен, беспринципен, жесток. Она будит во мне много чувств, и много мыслей… но я в них не нахожу чувств Христа…

     У меня есть гражданская позиция. я ведь не машина, лишенная чувств.

     Но что произойдет с моей верой, если я буду жить тем, что у меня есть? Ведь у меня много чего есть еще, кроме гражданской позиции, и кроме всего прочего. Желание жить, не потерять детей, мужа, дом… покой…

     Господь призвал нас на служение Ему, а как можно служить Ему, полагаясь на то, что у меня есть? Не живя верою? Гражданская позиция – это сильный и волевой господин, который требует служения себе верного и посвященного…

     Помнишь о двух господах: «одному будете угождать, а о другом нерадеть»?

     Если я буду угождать своей гражданской позиции, я буду нерадеть о Божьем.  Это закон.

     О, Господь…  Я хочу угождать лишь Ему. Поэтому я нерадею о гражданской позиции.  Это не мое желание, это моя жертва.

     Ты говоришь, гражданская позиция сблизит меня с народом…

     Но Господь никогда не ставил передо мной цели сближаться с народом. Цель иная – явить Христа. 

     Захочет ли сближения со мной кто-нибудь из моего народа, узнай он, что мы дали приют в своем доме кому-то из тех, кто мыслит иначе? Нет. Но если Господь так поведет, мы сделаем это. И меня учит этому не моя гражданская позиция.

     Любить врага. Благословлять проклинающих. Благотворить тем, кто гонит и презирает…

     Быть во всем этом искренним, нести мир по улицам войны. Мир. Не плакаты с призывом к миру, а МИР…

     У меня есть гражданская позиция. Просто у меня невидимое гражданство.  Его печать не в моем паспорте, но на моей жизни…

     Я чувствую, что пришло время Церкви Божьей проснуться и вспомнить о своем настоящем гражданском долге…

     О том, что мы ждем не смены политической системы, а конца мира и прихода нашего Господа Иисуса Христа. Гряди, Господь.

     Есть скорбь на сердце от того, что потери и слезы могут быть великими, есть постоянное желание умолять Бога о милости для народа и для церкви… но цена пробуждения известна только Господу…

     Церковь должна объединиться и ожить. О, скорей бы она проснулась, чтобы миновало народ бедствие!

     Молитесь об этом, я прошу вас очень.

     Наверное, сейчас это главное.

     Страшно. Но Господь учит жить верою. Не разговорами о вере,  а верой.

     «Ко мне иногда приходит страх, что муж не вернется домой…»

     «…пришло время учится жить верой… быть готовыми терять. Мужей, детей, дома, жизни… ради Христа…» это из вчерашней переписки с сестрой из церкви.

     Пускай Господь сделает нас способными исполнять волю Его!

     …Я понимаю, что ты думаешь, что твоя активная гражданская позиция может что-то изменить. Я понимаю это. И не осуждаю.

     Но мы понимаем по-другому. Мы не пытаемся изменить то, чему Бог положил быть ради Воли своей. Все что мы делаем в этом плане – молимся и взываем о милости, чтобы Он не наказывал в гневе… Это не бездеятельность и не пассивность. Мы не прячемся.

     Он дал нам сейчас силу возвещать Истину о том, что все, что происходит – от Него. Он навел угрозу, Он допустил, Он привел. Он видит слезы, но Он допустил их… Почему? Потому что люди отвергают слово Его, смеются Ему в лицо, верят в пустые вещи, живут как хотят и от воли Его бегут… и украинцы, и русские.

     И единственный способ остановить, повлиять на происходящее – покаяться и воззвать к Богу, искать лица Его, жаждать слова Его, принять волю Его и сделать это с такой искренностью на которую только способен человек…

     У нас мало времени, мы не можем отвлекаться.

     Есть ли что-то дороже жизни человеческой и мира в стране? Да, есть. Спасение людских душ. Пробуждение Церкви Божьей…

     Понимаешь, это все не духовные  рассуждения, это реальность, в которой мы живем.

     Ты говоришь, что самое страшное происходит, когда добрые люди перестают делать добро.

     Нет, самое страшное происходит, когда люди отвергают Бога и Бог изливает Свой гнев, а Церковь молчит, не в силах озвучить Истину… потому что занята другим…

Я тебя очень прошу, не обижайся на меня, но я не могу не говорить этого.  Я чувствую ответственность. Это не просто наш путь, я чувствую внутри, что это важно знать Церкви, где бы она ни была.

     Мы пойдем на арену боевых действий, но не для того. чтобы выразить свою гражданскую позицию. Не для того, чтобы сказать, что кто-то куда-то вторгся незаконно…

     О какой законности идет речь? Их БОГ СЮДА ПРИВЕЛ… При чем тут закон вообще? Бог не читает наших законов…

     Когда мы пойдем на арену, то для того, чтобы озвучить истину.

     Нам всем надо понять волю Божью и исполнить. Иначе все теряет смысл.